» » Люди с клиповым мышлением элитой не станут

Люди с клиповым мышлением элитой не станут

Люди с клиповым мышлением элитой не станут | МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ КАББАЛЫ

Мнение: Молодые люди сегодня воспринимают новый материал быстро и в другом объеме, не читают книг, не видят надобности в книгах, скорость изменений вокруг человека увеличилась в 50 раз, возникают новые способы переработки информации.

 — Оно связано с тем, что молодые люди сегодня по-другому воспринимают новый материал: очень быстро и в другом объеме. Например, учителя и родители стонут и плачут, что дети и современная молодежь не читают книг. Это действительно так. Многие из них не видят надобности в книгах. Они вынуждены приспосабливаться к новому типу восприятия и темпу жизни. Считается, что за последний век скорость изменений вокруг человека увеличилась в 50 раз. Вполне естественно, что возникают и другие способы переработки информации. Тем более, что они поддерживаются с помощью телевизора, компьютера, интернета.

 Дети, выросшие в эпоху высоких технологий, по-другому смотрят на мир. Их восприятие — не последовательное и не текстовое. Они видят картинку в целом и воспринимают информацию по принципу клипа. Для современной молодежи свойственно клиповое мышление. Люди же моего поколения, которые учились на книгах, с трудом представляют себе, как такое вообще возможно.

 — Вы не могли бы привести какой-нибудь пример?

— Например, проводили такой эксперимент. Ребёнок играет в компьютерную игру. Периодически ему даётся инструкция на следующий шаг, где-то на три страницы текста. Рядом сидит взрослый, который, в принципе, быстро читает. Но он успевает прочитать только полстраницы, а ребёнок уже обработал всю информацию и сделал следующий ход.

— И чем это объясняется?

— Когда у детей в ходе эксперимента спрашивали, как они так быстро читают, то они отвечали, что не читали весь материал. Они искали ключевые моменты, которые давали им знать, как поступить. Чтобы представить, как работает такой принцип, могу привести ещё один пример. Представьте, что вам поручили в большом сундуке на чердаке найти старые галоши. Вы быстренько все выкидываете, добираетесь до галош и спускаетесь с ними. А тут какой-то дурак подходит к вам и просит перечислить все, что вы выкинули, да ещё сказать, в каком порядке оно там лежало, Но в вашу задачу это не входило.

Как бы не так! На самом деле не только компьютерная индустрия, но и компьютерная наука переходят, а местами уже перешли на клиповое мышление. Ещё лет двадцать назад для того, чтобы сделать что-то новое в этой области, приходилось ставить и пытаться решить довольно сложные математические задачи. По инерции это ещё продолжается, а за решение некоторых задач, которые оказались проблемами, даже назначены миллионные премии. Классический пример – так называемая проблема P-NP, которая в популярной (и, следовательно, не совсем точной) форме формулируется так: можно ли найти правильный ответ за то же время, за которое можно проверить правильность ответа? Это важнейшая проблема теории алгоритмов, а алгоритмы – это как раз те "рельсы", по которым движутся компьютеры и компьютерные программы.

Но в наше время всё эволюционирует настолько быстро, что никто уже не собирается ждать, когда будут решены не то что P-NP проблема, но даже сравнительно несложные математические задачки. Если при разработке новых систем возникает такая задачка, то теперь вместо того, чтобы её решать, стараются её просто обойти. Вместо правильного решения ищут более-менее подходящее. Может быть, я для кого-то открою страшную тайну, но, например, если вы пользуетесь стандартной программной библиотекой, скажем, тригонометрических функций, будьте готовы к тому, что синус от некоторых аргументов может получиться больше 1. (У меня на работе тестированием стандартных библиотек занимался мой коллега, Витя Кулямин, и синус больше 1 – это ещё не самая шокирующая ошибка, которую он обнаружил.) Но это никого особенно не волнует. Почему?

Да потому что "или ишак сдохнет, или падишах умрёт". Мы делаем систему, и перед нами возникает задача. Решаем её быстро, ещё быстрее, как можно быстрее. Пусть решение теоретически неправильное, но если на практике оно оказывается правильным в 99,9999% случаях, то и хрен с ним. С вероятностью 99,9999% нам это годится, и есть разумный шанс, что к тому времени, когда могла бы проявиться ошибочность решения, наша система уже отправится на свалку. А мы приступим к созданию новой системы, где перед нами возникнет новая задача, которую мы будем решать быстро... И так далее.

Иногда, правда, такая чудесная клиповая логика даёт сбой. Например, многие программные системы используют календарь. Если они его используют неправильно, то последствия могут быть нехорошими. Так было и в XX веке, но тогда люди делали программы, никак не рассчитывая, что эти программы доживут до третьего тысячелетия. Что и породило известную проблему миллениума – ожидавшийся сброс данных всех компьютеров, который должен был произойти 1 января 2000 года. Если не принять превентивных мер, конечно. Мне даже самому пришлось поучаствовать в этих превентивных мерах, тестируя и обнаруживая ошибки в календарно-зависимых программах канадской телекоммуникационной компании Northern Telecom.

Рада Грановская

— Очень большая скорость включения. Они обладают возможностью
одновременно читать, посылать смс, звонить кому-то — в общем, делать многие
вещи параллельно. И ситуация в мире такова, что таких людей требуется все
больше. Потому что
сегодня замедленная реакция при любой квалификации не есть качество
положительное. Только некоторым специалистам и в исключительных ситуациях
необходима работа с большим объемом информации.

Потому что они не
начинают работать, пока не получают и не обработают 100% информации. А к тому
времени, когда они ее получают, решение, которое от них требуется, становится
уже не актуальным.
Еще немецкий промышленник Крупп писал,
что если бы перед ним стояла задача разорить конкурентов, он бы просто
предоставил им самых высококвалифицированных специалистов.

Быстрая реакция, пусть и
не достаточно точная, в большинстве случаев сейчас важнее. Все ускорилось. . Сейчас главный показатель — скорость.
Изменилась система технического
производства. Еще 50-60 лет назад машина состояла, скажем, из 500 деталей. И
нужен был очень хороший, квалифицированный специалист, который нашел бы
конкретную деталь и быстро заменил. Теперь технику преимущественно делают из
блоков. Если есть поломка в каком-то блоке, его целиком вынимают, а потом
быстро вставляют другой. Такой квалификации, как раньше, для этого уже не
нужно. И эта идея быстроты сегодня проникает повсюду

Еще немецкий промышленник Крупп писал, что если бы перед ним стояла задача разорить конкурентов, он бы просто предоставил им самых высококвалифицированных специалистов. Потому что они не начинают работать, пока не получают и не обработают 100% информации. А к тому времени, когда они ее получают, решение, которое от них требуется, становится уже не актуальным.

Быстрая реакция, пусть и не достаточно точная, в большинстве случаев сейчас важнее. Все ускорилось. Изменилась система технического производства. Еще 50-60 лет назад машина состояла, скажем, из 500 деталей. И нужен был очень хороший, квалифицированный специалист, который нашел бы конкретную деталь и быстро заменил. Теперь технику преимущественно делают из блоков. Если есть поломка в каком-то блоке, его целиком вынимают, а потом быстро вставляют другой. Такой квалификации, как раньше, для этого уже не нужно. И эта идея быстроты сегодня проникает повсюду. Сейчас главный показатель — скорость.

— Получается, что сегодня люди учатся быстрее реагировать на поставленные перед ними задачи. А есть ли здесь обратная сторона медали?

— Происходит снижение квалификации. Люди с клиповым мышлением не могут проводить глубокий логический анализ и не могут решать достаточно сложные задачи.

И здесь я бы хотела обратить внимание на то, что сейчас происходит интересное расслоение. Очень небольшой процент состоятельных и профессионально продвинутых людей обучают своих детей преимущественно без компьютера, требуют, чтобы они занимались классической музыкой и подходящими видами спорта. То есть, по сути, дают им образование по старому принципу, который способствует формированию последовательного, а не клипового мышления. Яркий пример — основатель компании Apple Стив Джоббс всегда ограничивал количество современных устройств, которые дети используют дома.

— Но ведь очень многое зависит и от среды, в которой воспитываются дети. Могут ли родители как-то повлиять на то, чтобы при всей нынешней вовлеченности в мир современных устройств у ребенка развивалось не только клиповое мышление, но и традиционное, последовательное?

— Конечно, могут. Надо, в первую очередь, стараться расширить их круг общения. Именно живое общение дает нечто невосполнимое.

— В начале беседы вы упомянули о том, что книги читают все меньше. На ваш взгляд, означает ли это, что век массовой книги подходит к концу?

— К сожалению, во многом это так. В одной из американских статей я недавно прочитала совет для преподавателей вузов: “не рекомендуйте своим слушателям книги, а рекомендуйте главу из книги, а лучше параграф”. Гораздо меньше шансов, что книгу возьмут в руки, если ее порекомендуют прочесть целиком. Продавцы в магазинах обращают внимание, что книги толще трехсот страниц редко покупают и даже рассматривают. И вопрос не в цене. Дело в том, что люди внутри себя перераспределили время на разные виды занятий. Они лучше посидят в социальных сетях, чем будут читать книжку. Это им интересней. Люди уходят в другие виды развлечений.

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике>>

Наверх