» » Что мы будем делать завтра

Что мы будем делать завтра

А что мы будем делать завтра, Брейн? What are we doing tomorrow night?

Опубликовано: 9 нояб. 2014 г.

Хотите сохраните это видео?

Кис-мяу, козел, вышибалы, города, земельки, испорченный телефон, казаки- разбойники, классики, резиночки, ручеек, секретики, «сифа» и т.д.

Wolfenstein 3D, Worms, Supaplex, Prince of Persia, Lemmings, Digger...

- Тем же, чем и всегда, Пинки: попробуем захватить
мир!  

БРЕЙН (THEBRAIN)

Над созданием Пинки и Брейна трудился, в
первую очередь, Том Рюггер, американский мультипликатор (в 80-х работал с
«Ханна-Барбера», одна из его работ - мультфильм «13 призраков Скуби-Ду»; потом
стал работать с «Уорнер Бразерз»), продюсер и режиссер. Он продюсировал и
написал сценарии к мультсериалам «Приключения мультяшек» («   TinyToonAdventures», в старом пиратском переводе – «Приключения маленьких
зверей»), «Аниманьяки», «Бэтмен: Мультсериал» («Batman: TheAnimatedSeries»), «Фриказоид» («Freakazoid»), «Истерия!» («Histeria!»). Три его сына – Натан, Люк и Коди – озвучивали
разные роли в его сериалах (к примеру, Натан озвучивал младенца Плаки Дака в «TinyToonAdventures»), а также послужили прототипами для главных
героев «Аниманьяков» - Якко, Вакко и Дот.

и озвучивавшего
мультяшек – например, профессора Рэтигана в диснеевском «Великом мышином
детективе» (1985)). Образ Брейна был создан «по мотивам»
внешности известного американского кинорежиссера и актера Орсона Уэллса.
Особенно это касается его голоса. Морис ЛяМарш, актер, озвучивавший Брейна и
ярый фанат Уэллса, говорит, что голос Брейна на 65% состоит из голоса Уэллса, а
на 35% - Винсента Прайса (актера, снимавшегося в фильмах ужасов («Театр крови»
(1973), «Мертвая жара» (1988) и т.д.)   


Оставаться в роботе


Что мы даем этой земле


Отпустив душу на волю

— Стараемся. — Наб был сама уверенность.

— Мониторы. Телевидение! Надо же, как необычно!

— Мы решили, что петлекамеры здесь несколько неуместны.

— Дерьмо собачье, Наб, — мило проворковала Мать. — Вон одна из петлекамер.

— Это специально для записи исторических моментов.

Никто не просматривает эти петли.

— Что ж, я рада, что наконец узнала, насколько внимательно за мной следят. Впредь во время утреннего туалета постараюсь быть поосторожнее. — Она повернулась к Дуну. — Что вы можете предложить? У меня такое впечатление, что, очутись мы сейчас в лесу, за нами будут следить птицы и шпионить деревья.

— Ну, на самом деле, — произнес Дун, — есть у меня одно местечко. Самый настоящий лес с живыми птицами и настоящими деревьями. Единственный на всем Кроуве.

— Что, птицы и вправду живые? — поразилась она.

— Живехонькие, так что, когда будете там, остерегайтесь сюрпризов сверху. И смотрите под ноги.

— Ну так что же вы?! Отведите меня туда! — срывающимся от нетерпения голосом проговорила она. И повернулась к Набу с Дентом. — А вы двое пока демонтируйте эту петлекамеру. Можете подслушивать, подсматривайте на здоровье, но никакой записи. Поняли меня?

— К вашему возвращению все будет исполнено, — вытянулся в струнку Наб.

— Наб, вы ж даже пальцем не шевельнете, — фыркнула она. — Вы что, думаете, я дура?

И вышла в услужливо распахнутую Дуном дверь.

Когда дверь захлопнулась, Дент опрометью бросился к корзине для мусора и склонился над нею в три погибели.

Наб бесстрастно наблюдал за ним.

— Эх, Дент, ничему-то ты не научился. Нашел, понимаешь, кого бояться.

Дент только покачал головой и вытер губы. Желудочная кислота огнем ела рот и горло.

— Пойди, позови технарей. Мы должны перенести камеру в другое место. Да, и высверлите пару дырок в стенах, пускай ими займутся рабочие. Надо создать впечатление, будто лазеры все убраны. И побыстрее, мальчик мой!

У двери Дент остановился.

— А что будет с этим Дуном?

— Ничего. Он понравился Матери. Мы будем использовать его каждый раз, когда потребуется привести ее в хорошее настроение. Этот человек пустое место.



Мать замечала, как поднимается настроение Дуна, когда, окруженные толпой телохранителей, они следовали по коридорам, которые загодя специально расчистили для них.

Наконец они остановились у какой-то двери, и Дун приказал Маменькиным Сынкам пойти пока где-нибудь погулять.

— Это должно быть здорово, Дун, — сказала Мать. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, как это здорово.

— Да, идти стоило. Хотя, наверное, в детстве вы забредали куда дальше, — ответил он.

— О, я убегала за многие километры от дома, — мечтательно улыбнулась она. — Какое чудесное слово. Услышав его, словно наяву вспоминаешь, как когда-то носилась по холмам вверх-вниз. Слово, которое таит в себе путешествие.

Километры. Покажите мне наконец это место, где птицы поют на деревьях.

И Дун открыл дверь.

Она быстро вошла, затем шаг ее замедлился, и вот она остановилась. Помедлив в нерешительности, она медленно пошла между деревьев, скинула туфли и зарылась пальцами ног в траву и влажную почву. Мимо порхнула птичка. Ветерок играл ее волосами. Она расхохоталась.

Продолжая смеяться, она прислонилась к дереву, провела руками по коре, сползла по стволу и уселась прямо на траву. Над ее головой ярко светило солнце.

— Как вам это удалось? Где вы откопали этот клочок земли? Последний раз я ходила босиком по земле, когда мне было двадцать, и было это в одном из последних парков Капитолия.

— Это все ненастоящее, — ответил Дун. — Вернее, не все. Деревья, птицы, трава — они настоящие, но небо — это купол, а солнце — всего лишь иллюзия. Хотя вы можете обгореть.

— На солнце я покрывалась веснушками. Но при этом всегда говорила: «К черту веснушки, я поклоняюсь солнцу!»

— Понимаю, — кивнул Дун. — Остальным я говорю, что здесь воссоздано одно местечко на планете Сад. Там давным-давно не принимают иммигрантов, а промышленность сведена к минимуму. Но вы-то знаете, что это такое на самом деле.

And MUCH MORE here/Еще БОЛЬШЕ видео здесь:


Категория


Turbo, Bombibom, Love is, Dunkin, Dinosaur Planet и др..

домой

©2006
VitaExtensa

Наверх